Версия для
слабовидящих
Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Заклинское сельское поселение

188270, Ленинградская обл., Лужский р-н, д. Заклинье, ул. Новая д. 22; тел. (81372) 2-11-81; эл. почта admzakl@mail.ru

188270, Ленинградская обл., Лужский р-н, д. Заклинье, ул. Новая д. 22; тел. (81372) 2-11-81; эл. почта admzakl@mail.ru

Поселок Каменка расположен на левом берегу р. Оредеж, к востоку от д. Затуленье (см. выше). Это – один из волостных центров Лужского района. Он возник на основе бывшего имения Каменских и относится к числу самых замечательных памятных мест Ленинградской области. Здесь находилась мыза Минкино, связанная с именем Модеста Петровича Мусоргского (1839 – 1881) – гениального русского композитора, оказавшего значительное влияние на отечественную и на европейскую музыкальную культуру.

 

К сожалению, в истории поселка все, что связано с мызой Минкино остается крайне неясным. Положение осложнилось еще больше после выхода в свет книги о лужских усадьбах, где содержится очерк, посвященный Минкино-Каменке.

До вхождения Новгорода в Московское государство деревня Минкино вместе с деревнями Килож (Келла), Изори, Киселядь, Борки над озером Туленец (две последние не дошли до наших дней) принадлежали «житьим людям» Ф.Д. Скороботову с детьми Миней и Федком «с Добрыни улицы», а также братьям Фоме и Юшке Клепальницыным (Писцовая книга Вотской пятины, 1500 г.). Считается,что от вышеупомянутого Мини (Дмитрия) Скоробова и произошло название Минкино,но всего вероятней оно имеет более древнее происхождение.

Царь Иван III пожаловал Минкино с прочими деревнями в поместье Льву Васильевичу Грезину. На то время Минкино представляло собой типичный однодворок. Здесь проживала всего лишь одна крестьянская семья Самухи Овдеева, живущего вместе с сыном Илейкой. Они сеяли рожь, пшеницу, овес, ячмень, косили сено, отдавая порой до половины урожая в помещичий доход.

После всех бедствий, обрушившихся на эту часть новгородских земель во второй половине XVI века – опричное разорения, Ливоская война, эпидемии, голод – многие деревни, включая Минкино, надолго обратились в пустоши.

В конце XVIII века пустошь Минкино принадлежала двум братьям Барановым. Имея площадь 122 десятины, она была сплошь занята лесом, лишь 15 десятин занимала пашня и 10 – покосы.

В первой половине XIX века пустошь была разделена на 1-ю и 2-ю части, на которые были составлены отдельные геометрические планы. Современный пос. Каменка находится на землях, входивших в 1-ю часть пустоши Минкиной. 2-я часть пустоши примыкала к ней с юго-западной стороны, располагаясь выше по течению речки Каменки.

14 июля 1848 г. был составлен геометрический план 1-й части пустоши Минкиной, принадлежавшей владельцу селя Перечицы действ. статскому советнику, профессору Царскосельского (с 1844 г. Александровского) лицея Андрею Филипповичу Оболенскому (1789 – 1871).

Это согласуется со сведениями авторов книги о лужских усадьбах, которые пишут, что в 1847 году надворный советник Иван Семенович Козловский перепродал пустошь Минкино вместе с селом Перечицы АФ. Оболенскому.

Каким же образом пустошь Минкино стала сначала мызой Минкиной, затем Каменкой. В книге о лужских усадьбах, об этом сказано так.

В 1865 году брат композитора Филарет Петрович Мусоргский приобрел в свою собственность пустошь Минкино. Здесь «он устроил весьма скромную загородную дачу деревенского типа, при которой, правда, не было ни крестьян, ни хозяйства. Благодаря письмам Модеста Петровича Мусоргского … известно, что он провел в Минкиной лето и осень 1867 г.».

Далее говорится, что в 1868 году Ф.П. Мусоргский продал пустошь Минкину жене вице-адмирала Зарина.

Продолжаем цитировать: «Можно предположить, что свою усадьбу Зарины создали на месте бывшей дачи Мусоргских… Пустошь Минкина на востоке граничила с пустошью Шевиной… Ее купил в начале 1870-х гг. Илья Владиславович Агранович… В 1885 г. он продал свое поместье купцам Каменским, а два года спустя они приобрели и имение Минкино (т.е. в 1887 г. – авт.). С тех пор объединенное, оно получило название Каменка, что было созвучно фамилии новых владельцев и названию речки (Каменки – авт.). Создание замечательного парка в Каменке исследователи лужских усадеб приписывают Зариным.

Совершенно непонятно, почему составители данной версии совершенно проигнорировали сведения о первом пребывании композитора в Минкино не в 1867 году, а двумя годами раньше, как об этом сказано в книге А.А. Орловой «Мусоргский в Петербурге», изданной в 1974 году. А.А. Орлова пишет, что композитор, похоронив мать, умершую 17 марта 1865 г. и находясь в тяжелом физическом и нервном состоянии, принял предложение семьи брата провести с ними лето и в том же году вместе с ней «уехал на дачу на мызу Минкино». При этом в сноске сообщается, что мыза Минкино принадлежала Филарету Петровичу. Уж не отсюда ли пошла традиция считать мызу Минкино собственностью Ф.П. Мусоргского?

Есть все основания сомневаться, что мыза Минкино хоть какое-то время принадлежала брату композитора. Обратимся к архивным документам.

3 января 1868 года по купчей крепости имение Перечицы с пустошью Минкиной перешло от А.Ф. Оболенского к его сыну Николаю Андреевичу (ЦГИА СПб, ф.190, оп.9. д.1147, л.4), который исполнял обязанности мирового посредника 1-го участка и ранее служил в лейб-гвардии Преображенского полка, выйдя в отставку в звании капитана (штабс-капитана). Он ненадолго пережил своего отца и значился как умерший уже в августе 1873 г.

К тому времени в пустоши Минкиной уже были господские жилые строения (иначе где бы здесь могли поселиться Мусоргские?), т.е. Минкино числилось пустошью лишь официально и вполне подходило под понятие мыза.

После смерти Н.А. Оболенского пустошь Минкино вместе со всем перечицким имением попадает под дворянскую опеку, и в 1876 году становится собственностью Любови Егоровны Оболенской – жены другого сына А.Ф. Оболенского – Владимира (там же, л.89), который вскоре сам становится владельцем и Перечиц и Минкинской пустоши.

В 1882 г. В.А. Оболенский ходатайствует «о возобновлении границы принадлежащей ему дачи (имения – авт.) Лужского уезда 1-й части пустоши Минкиной» (ЦГИА СПб, ф.262, оп.1, д.555). Отметим, что по разным причинам его просьба осталась неисполненной ни в 1882-м, ни в ближайшие за ним годы.

И вот перед нами новое архивное дело «О возобновлении границ дачи 1 части пустоши Минкиной», начатое 16 декабря 1885 г. (ЦГИА СПб, ф. 262, оп.1, д.582).

Начинается оно с прошения жены почетного гражданина А.А. Каменской о возобновлении границ принадлежащего ей имения под названием мыза Минкино с пустошами Минкино, Новоселье, Киселяди и Шевино. К письму прилагается купчая крепость и планы генерального межевания пустоши Минкиной и Шевино.

Далее сообщается, что мыза Минкино вместе с пустошами Минкино, Новоселье, Киселяди, Шевино куплена Каменской 23 августа 1885 г. у почетного гражданина Александра Алексеевича Чеснокова, который приобрел ее по купчей крепости от 9 мая 1884 г. под тем же названием мызы Минкиной с пустошами у действительного статского советника Николая Христиановича К. (фамилия неразборчива – авт.). К 22 октября 1886 г. межевание было произведено и уже в ноябре этого же года мыза Минкино стала называться Каменкой. К этому времени А.А. Каменской стала принадлежать и 2-я часть пустоши Минкиной.

Скорее всего, вышеупомянутый Николай Христианович, фамилия которого остается нами не прочитанной, и выкупил у В.А. Оболенского мызу и пустошь Минкино.

История мызы Минкино в изложении по приведенным выше архивным материалам настолько расходится с тем, как она дается в существующей литературе, что просто теряешься в догадках, как такое смогло произойти. Но факты есть факты. Мыза Минкино никогда не принадлежала ни Филарету Мусоргскому, ни жене вице-адмирала Зариной. Находящийся здесь чудесный, поистине экзотический парк, всего вероятней, был заложен Каменскими, т.е. во второй половине 1880-х годов.

Перед нами, естественно, встал вопрос, почему Мусоргские приехали на дачу именно в Минкино, а не куда-нибудь поближе к Петербургу, как они это сделали в 1866 г., выехав на лето в Павловск? Предлагаем свою версию ответа. Филарет и Модест Мусоргские смогли познакомиться и подружиться с Николаем Андреевичем Оболенским во время своей недолгой службы в Преображенском полку, сохранив между собой товарищеские отношения и после того, как оставили военную службу. Филарет Петрович мог просто приехать погостить на лето в имение своего приятеля, с согласия последнего.

Таким образом, в мусоргсковедении появляется совершенно новая тема – круг лужских знакомых композитора. Еще раз попросим прощения у наших читателей и попробуем внести еще одну лепту в ее раскрытие.

Известно, что М.П. Мусоргский был в 1856 году выпущен из Школы гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров и так же, как и его брат, выпущенный из Школы годом ранее, был направлен унтер-офицером в лейб- гвардии Преображенский полк. Первым произведением композитора после выпуска из Школы была фортепианная пьеса, озаглавленная по-французски: «Souvenir d'enfance» (Воспоминания детства), с посвящением также на французском языке: «A son ami, Nicolas Obolensky» (Своему другу, Николаю Оболенскому – авт.).Пьеса датирована 16 октября 1857 г. В литературе о Мусоргском ее посвящение обычно связывают либо с князем Н.А. Оболенским, 1853 года выпуска, будущим командиром Преображенского полка (1890-е гг.), либо с князем Н.А. Оболенским, 1854 г. выпуска, назначенным в Павловский полк и о котором отзываются как о музыканте-любителе.

Мы предлагаем считать эту пьесу посвященной Н.А. Оболенскому – владельцу Перечиц и Минкино, сослуживцу братьев Мусоргских по Преображенскому полку. Что же касается его княжеского титула, то и это нас не смущает. В Русском биографическом словаре А.Ф. Оболенский назван как происходящий из духовного звания. Тем не менее, в «Алфавитном списке селений по уездам и станам Петербургской губернии», 1856 г. он упомянут как князь Оболенский. Князем назван и брат Николая Андреевича Оболенского – Владимир, в «Памятных книжках С-Петербургской губернии» за 1900 и 1905 гг.

Теперь мы можем вернуться к главному предмету нашей книги, хотя, если бы не попутные отступления, она больше бы походила на своеобразный мартиролог, путешествие по руинам истории, причем поселок Каменка не составил бы исключения.

Спустя шесть – семь лет после покупки имения Каменские решили выстроить здесь каменную усадебную церковь. Место под нее они выбрали к западу от центральной аллеи, на взгорке верхней береговой террасы. Проект церкви был заказан петербургскому зодчему Н.В. Дмитриеву, который в это время вел проектирование деревянных церквей в селе Перечицы и имении генерала Ф.И. Жербина вблизи ст. Преображенской (ныне Толмачево).

Архитектор Николай Всеводолович Дмитриев (1856 – 1918) к тому времени снискал себе заслуженный авторитет в строительных кругах, служил в техническо-строительном комитете МВД, затем в Министерстве Императорского двора, одновременно являясь архитектором Главного дворцового управления по пригородным дворцам, Гатчинского дворцового управления и города Гатчины, к тому времени построил свыше десятка жилых зданий (доходных домов) и несколько объектов общественного назначения, включая театры, учебные заведения, банковские конторы и т.д. Н.В. Дмитриев «первым дал художественное решение жилища для рабочих», проявил прогрессивные общественные взгляды при создании Гаванского жилого городка для рабочих (Васильевский Остров в С.-Петербурге).

Церковь в Каменке чем-то напоминала древние московские храмы XVI-XVII вв. Может быть многоярусностью объемов, может быть вертикалями многоглавия в сочетании с рядами килевидных кокошников, может быть просто своим цветным узорочьем, где красно-кирпичные плоскости стен контрастируют с белизной архитектурных деталей. Общий вид Покровской церкви в Каменке передает фотография 1927 года, воспроизведённая в книге Н.В. Мурашовой и Л.П. Мыслиной. Мы полностью разделяем их восхищение былым великолепием этой церкви, которая здесь в окружении приоредежских ландшафтов производила «не меньшее впечатление, чем храм Воскресения Христова (Спас-на-крови) в С.-Петербурге». Позолоченные главы церкви были видны с далеких расстояний противоположного берега реки.

Лучше всего от церкви сохранилась ее алтарная часть. Все остальное – груда развалин, кладка которых состоит из намертво скрепленных друг с другом кирпичей. На каждом из них в фигурной рамке помещена тисненая надпись: В.и А. Каменские. А вот мемориальная доска, посвященная пребыванию Мусоргского на мызе Минкино, установленная стараниями районного Управления культуры в юбилейном 1989 году разбита и утрачена в середине 1990-х годов.

От мемориальной усадьбы сохранились только каменный флигель и заглохший парк, представляющий собой редкий в нашем паркостроении образец садово-паркового искусства, относящийся к стилю «модерн». В нем много необычного, и узкие, жмущиеся к поверхности крутого склона террасы и темная, кедровая хвоя экзотической Веймутовой сосны.Сквозь густые ветви просвечивает гладь Оредежа. Самым жезамечательным в парке является его решение, как сада камней. Композиция парка насыщена использованием природного камня, в основном, гранитных пород. Это настоящая коллекция гранитов. Здесь, кроме обычного для нашего региона рапакиви, представлены лейпократовые граниты из кристаллического фундамента Балтийского щита, или более характерные для северного Приладожья гранитогнейсы с четко различимыми вкраплениями кристаллов граната. Лестничные спуски, подпорные стенки, каменистые горки, бордюры, крупные декоративные валуны и каменные россыпи, образующие затейливые каскады и на всем сумрачная от темно-зеленой хвои цветовая гамма. Не парк, а заколдованное царство!

Исторические реликвии Минкино-Каменки должны быть сохранены.Первый шаг на этом пути уже сделан.Силами общественности г.Луги и жителей волости расчищены алтарь и центральная часть Покровской церкви.Здесь установлен памятный крест.Церковь заново освятили,теперь в ней снова проводятся службы.