Версия для
слабовидящих
Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Муниципальное образование

Лужского района Ленинградской области

Заклинское сельское поселение

188270, Ленинградская обл., Лужский р-н, д. Заклинье, ул. Новая д. 22; тел. (81372) 2-11-81; эл. почта admzakl@mail.ru

188270, Ленинградская обл., Лужский р-н, д. Заклинье, ул. Новая д. 22; тел. (81372) 2-11-81; эл. почта admzakl@mail.ru

Деревня находится на дороге Луга – Затуленье, не доезжая пос. Каменка, на берегу озера Калищенского.

Историю Калищей можно сравнить с судьбой чеховского вишневого сада. Образцовое, ухоженное хозяйство с прекрасными садами и парками, красивой архитектурой усадебного дома и служб, многочисленными хозяйственными строениями было продано новому, по-лопахински рационально мыслившему владельцу, который уничтожил здесь все почти до самого основания. Поневоле остается посчитать за счастье, что здесь еще сохранились две каменные постройки – скотный двор и людская, очертанья полузасохших прудов, поредевшие придорожные аллеи и радуют хорошим травостоем пятна пока не отданных под огороды бывших парковых полян.

Калищи упоминаются с 1500 года как деревня Колище. В восемнадцатом веке это было сельцо с господским домом и садом с деревьями яблонь, груш, вишен, кустами красной и черной смородины. Расцвет усадьбы приходится на послереформенное время, начиная с 1875 г., когда ее владельцем стал К.В. Ракуса-Сущевский, личность, несомненно, представляющая исторический интерес.

Константин Валерианович Ракуса-Сущевский (1826-1899) происходил из польской семьи. Рано потеряв родителей, он «с десяти лет был заперт в русский военный корпус и предоставлен самому себе. Он был, что тогда называлось – «богато одаренная натура»: способный, энергичный и отзывчивый. Старший брат его, Александр, был замешан в польском мятеже и сослан в Сибирь, а имение семьи Сущевских было конфисковано. К.В. остался без всяких средств и, по окончанию Михайловского артиллерийского училища, должен был существовать только службой» (Е. Легкова).

Молодой офицер Ракуса-Сущевский был некрасив, но умен и веселого нрава, чем пленил сердце восемнадцатилетней Марии Пантелеймоновны Демидовской, единственной дочери состоятельного купца, который и «слышать не хотел о браке дочери с «поляком», да еще с «голоштанником» офицером, без всякой будущности в смысле карьеры» (там же). Марии Пантелеймоновне пришлось проявить почти непосильное для нее упорство в борьбе с железной волей отца. Противостояние с отцом продолжалось три года, до совершеннолетия Марии, т.е. до исполнения ей 21 года, когда по тогдашним законам, она могла заявить свои права. Отец вынужден был дать свое согласие на брак дочери, который состоялся в 1858 году.

К тому времени Ракуса-Сущевский был в должности помощника начальника Охтенских пороховых заводов. Выдающиеся способности, энергия, стремление обеспечить семью скоро выдвинули его на служебном поприще: через пять лет он назначается начальником Охтенских, а в 1875 году становится инспектором всех пороховых заводов. Во время польского восстания 1863 г. его родственники призывали его стать на защиту интересов Польши, но он, русский по воспитанию, не мог бросить Россию и перейти в стан ее врагов, что все же не избавило его от подозрений и едва не оборвало его карьеру.

Высокая должность генерал-майора Ракуса-Сущевского в Главном артиллерийском управлении дала ему средства не только для покупки имения в Калищах, но и к коренному преобразованию усадьбы.

К работам по переустройству усадьбы был привлечен только что закончивший Академию художеств (1877) архитектор Дмитрий Дмитриевич Зайцев, автор проекта жилой колонии для рабочих и производственных сооружений чугунолитейного и механического завода Ф.К. Сан-Галли в Петербурге. К 1880-му году основные работы были завершены. Новый господский дом занял место старого. Рядом с ним появилась каменная постройка людской. Основу пейзажного парка составила сеть криволинейных дорожек и соединенные каналом пруды. К востоку от усадьбы разместились многочисленные хозяйственные строения, частью из дикого камня.

Жизнь в усадьбе оказала особое воздействие на судьбу дочери Ракуса-Сущевского – Ольгу, способствуя ее становлению как общественного деятеля.

За годы советской власти имя Ольги Константиновны Нечаевой, в девичестве Ракуса-Сущевской, успело основательно забыться. Наши леность и нелюбопытность часто граничат с неблагодарностью. Но, говорить о Калищах, и ничего не сказать об Ольге Константиновне было бы просто неприлично.

Ольге было пятнадцать лет, когда ее отец приобрел усадьбу Калищи. Детство ее пришлось на период великих реформ с ярко выраженным преклонением перед именем царя-освободителя. Росла она в доме отца при Пороховом заводе, окруженная узким кругом семьи и ближайших знакомых. Затем, после переезда в Петербург 14-летняя девочка поступила в один из частных пансионов. Здесь она испытала на себе всю силу влияния демократических идеалов русской литературы и будто бы ждала случая, чтобы самой способствовать их осуществлению. Именно Калищи впервые предоставили ей эту возможность. «Люди, уклад их жизни, их радости и печали потянули меня к деревне», вспоминала Ольга Константиновна. Она совершенно отказалась от поездок за границу и с весны уезжала в свои Калищи, где сумела очень скоро подойти к крестьянам, учила, лечила, читала вслух. «Таившаяся в глубине моей под спудом всех условностей моей жизни наклонность к демократизму сразу вспыхнула во мне… Меня потянуло к народу, к какому-нибудь хорошему делу». Она сближается с учащейся молодежью, жившей по соседству: с учительницей, студенткой-медичкой, дочерьми управляющего имением. Отсюда же, из Калищ, берет начало и ее политическое самообразование. Знакомство с Н.А. Нечаевым, ставшим ее мужем, помогло дальнейшему упрочению ее жизненных принципов.

Присяжный поверенный Николай Александрович Нечаев получил известность как защитник на политических процессах, хотя и не участвовал ни в одном из революционных кружков. По-своему характеру он был быстро увлекающийся человек. Многие из своих добрых начинаний он часто не мог довести до конца. Так он обратил внимание членов петербургской Думы на необходимость предоставления летнего загородного отдыха малолетним учащимся городских школ. Эту идею он провел в Думе, получил определенное ассигнование и основал первую школьную колонию в Калищах, при усадьбе, на которую он уже получил право владения от своего тестя. Активное участие в создании и деятельности школьной колонии в Калищах принимала Ольга Константиновна, особенно с тех пор, когда ее супруг стал остывать к общественным идеям и увлекся финансовыми операциями. С этого времени их убеждения и взгляды расходятся. Н.А. Нечаев быстро вошел в круг крупнейших представителей финансовой элиты России, сумел превратить Калище в образцовое хозяйство, сумел столь же быстро разориться, так что ему пришлось ради блага семьи и с согласия жены отдать за долги калищенское имение со всеми постройками и угодьями.

Ольга Константиновна не изменила избранному пути, став сначала членом Комитета общества пособия слушательницам врачебных и педагогических курсов, затем Высших женских (Бестужевских) курсов, в период, когда они только что возродились после угрозы их полного запрещения. Работа в Комитете была общественной, чтобы иметь заработок О.К. Нечаева взяла платную должность в Обществе попечительства об учительницах и воспитательницах в России.

Имя О.К. Нечаевой связано не только с историей высшего женского образования. В годы первой мировой войны она организовала помощь семьям ушедших на войну солдат, затем стала во главе одного из районных пунктов помощи беженцам, затем военнопленным. Революция, которую она приветствовала, способствовала быстрому решению тех вопросов, которым О.К. Нечаева посвятила свою жизнь.

В период, когда Н.А. Нечаев еще был полон прогрессивных идей, в Калищах, к востоку от усадьбы в окружении березового леса, была построена больница для рабочих, занятых в усадебном хозяйстве, о котором в краеведческой энциклопедии: «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества» сообщалось: «имение Калище Н.А. Нечаева; общая площадь имения – 350 десятин, из которых 180 составляет пашня; имение доставляет молоко в Петербург; при имении есть яблоневый сад в две десятины».

Одновременно с больницей, в 1890-е годы у северной границы усадьбы была построена часовня

К 1910-му году имение Калищи переходит к жене агронома Е.Н. Пыхачевой, которая в 1913 г. заложив имение в банке и получив ссуду, практически полностью ликвидировала весь усадебный комплекс. Деревянные дома, включая господский особняк, были проданы на вывоз, парковые и садовые деревья проданы на сруб. Совсем как в чеховской комедии…

В Калищах в 1901 году в семье латышского батрака родилась Мильда Петровна Драуле.Став членом партии в 1919 г. она в период наступления Юденича на Петроград лишь чудом избежала расстрела.Заведуя сектором учёта в Лужском укоме партии,немногословная,сдержанная,с яркой красивой внешностью Мильда вызывала уважение товарищей,избиралась председателем товарищеского суда.В Луге она становится женой Леонида Васильевича Николаева,печально известного,как убийца С.М.Кирова.Николаев с октября 1925 по декабрь 1926 года работал управделами Лужского укома ВЛКСМ и был на 2,5 года моложе жены.Живя в Луге и после переезда в конце 1926г. с сыном и матерью Мильды в Ленинград супруги часто приезжали в Калищи на отдых.